Фэндом


В исламе концепция гомосексуальности отсутствует как таковая – ни в смысле некоей особой сексуальной идентичности или сексуальной ориентации, ни в смысле выделения гомосексуального поведения как особой формы сексуального поведения, ни в смысле наличия каких-то общих, объединяющих свойств или общей идентичности у всех, кто участвует в однополых сексуальных контактах или имеет влечение к своему полу.

Вместо этого однополые сексуальные проявления концептуализируются в исламе в виде нескольких отдельных видов или форм, которые влекут для их участников совершенно разные социальные и юридические последствия.

Ислам придаёт гораздо большее значение сексуальному поведению, чем сексуальным желаниям и влечениям. В частности, ислам запрещает и объявляет большим грехом анальный половой контакт, независимо от того, производится ли он между мужчиной и женщиной, или между двумя мужчинами. [1]

Концепция сексуальной ориентации не признаётся и не принимается ни исламским обществом, ни исламской религиозной доктриной.

Традиционная толерантность арабской культуры к платоническим отношениям взрослого мужчины и мальчика-подростка получила отражение в средневековой арабской литературе. Такое терпимое отношение к платоническим отношениям было доминирующим в арабской культуре, согласно Халеду Аль-Ройяхебу, начиная с 800-х годов нашей эры. Терпимость начала улетучиваться в исламских обществах с принятием более строгой европейско-викторианской морали новой вестернизированной политической элитой арабских стран примерно в середине 1800-х годов. (El-Rouayheb, 2005, p.156)

Концепции и их примеры

Рассматривая исламский взгляд на гомосексуальность, можно обнаружить в исламском законодательстве множество правил и регулятивных установок, описывающих различные формы и типы однополого сексуального поведения. Самый часто упоминаемый в исламском законе тип однополого поведения классифицируется Шариатом как «ливат». Понятие «ливат» наиболее часто используется для описания анального сношения между взрослым мужчиной и мальчиком. Однако это понятие может применяться и для описания анального контакта между двумя взрослыми мужчинами, или между мужчиной и женщиной. Не все случаи «ливат» одинаково наказуемы: большинство юристов Шариата не одобряют, но не выносят никакого формального наказания в том случае, если анальный контакт имел место между мужем и женой, или между мужчиной и его рабыней. Некоторые исламские юристы не наказывают даже за анальный контакт между мужчиной и его рабом (т.е. однополый контакт).

Мужчина, занимающийся анальным сношением с кем-либо в активной роли, называется в шариате «лути». Понятие «лути» ничего не говорит о сексуальной природе мужчины, о его предпочтениях или желаниях (к мужчинам или женщинам). Оно лишь обозначает его роль в анальном контакте как активную роль, роль пенетратора. Его пассивный партнёр одного с ним пола называется «амрад муаджир» (безбородый, снятый за плату, мн.ч.: «мурд муаджирин»), если секс был за деньги. Если секс был не за деньги, то пассивный партнёр называется «амрад» (безбородый), или «гулам» (молодой человек, мальчик, мн.ч. «гилман»).

Отдельная категория существует для обозначения взрослых мужчин, которые «болезненно стремятся» к осуществлению желания быть пенетрированными другими взрослыми мужчинами, то есть предпочитают пассивную роль во взрослом однополом сексе. Такие люди называются в исламском законе «мабун» и рассматриваются как жертвы болезни. Эта болезнь, в свою очередь, рассматривается исламом как имеющая телесную, физическую, а не психическую природу. Для этой болезни различные исламские авторитеты предлагают свои методы лечения, включая телесные наказания (порку), обливания холодной водой, лишение доступа к мужчинам, принуждение к сексуальному общению с женщинами и др. Юридический статус «мабун» (пассивных гомосексуальных мужчин) поэтому весьма отличен от юридического статуса их активных, пенетративных партнёров («лути»).

В то же время «лути» не рассматриваются исламом как больные, исходя из концепции, что мужчине вообще свойственно быть активным и что если он способен пенетрировать другого мужчину, то способен пенетрировать и женщину. Лути рассматриваются как грешники, преступники, но не больные люди.

Другая категория состоит из взрослых мужчин, которые предрасположены или склонны к гомоэротическому или платоническому влечению к красивым мальчикам или юношам. Согласно традиционному исламскому видению, большинство образованных, утончённых мужчин склонны к такому влечению, и их влечение рассматривается как природное, естественное для них и само по себе не греховно. В то же время такое влечение рассматривается как проблематичное в том отношении, что может привести предрасположенного к этому мужчину к тому, что он станет «лути», то есть осуществит пенетративный анальный контакт. В случае, если он этого не совершает, он не подлежит наказанию за свои влечения и желания. (El-Rouayheb, 2005, pp. 14-24)

Ханбалитский исламский юрист Абу Фарадж Ибн Аль-Джаузи (умер около 1200 года) заявил, что «Тот, кто заявляет, что никогда не испытывал влечения к прекрасным мальчикам или юношам, есть просто лжец, и если бы мы могли в это поверить, то его следовало бы считать животным, а не человеческим существом» (Monroe, 1997, p. 117).

Сам акт «ливат» («содомии», в смысле анального контакта) наказуем и запрещён, и мужчины, согласно исламскому учению, должны быть ещё более осторожны в своём влечении к прекрасным мальчикам, чем к прекрасным женщинам. Исламская религия поощряет воздержание от этих греховных желаний и требует этого. В этой связи часто приводится высказывание Пророка Мухаммеда, обращённое к его последователям: «Будьте осторожны в отношении безбородых юношей — они ещё больший источник греха и неправды, чем молодые девушки».

Имам и учитель исламского закона Суфиян Аль-Таури (умер около 783 года нашей эры), согласно описаниям, однажды сбежал из бани, не выдержав сексуального желания к мальчикам, и при этом сказал: «Если красивая женщина содержит в себе одного дьявола-искусителя, то прекрасный семнадцатилетний юноша содержит семнадцать» (источник: Mukhtar, M. H. Tarbiyat-e-Aulad aur Islam — «Воспитание детей в исламе»).

Однополая мужская любовь становится в шариате уголовно наказуемой только в том случае, если есть доказательства преступления в виде наличия не менее чем четырёх свидетелей-мужчин или восьми женщин. Согласно исламскому учению, если грех мужчин, предававшихся однополой любви, не получил подтверждения нужным количеством свидетелей, они не несут уголовного наказания, но тем не менее они понесут наказание после смерти и будут гореть в аду. (Murray and Roscoe, 1997, «Passim»).

Исторически наказание за однополые сексуальные сношения было в исламских странах гораздо менее суровым, чем в странах с другими авраамическими религиями — иудаизмом и христианством. Сегодняшняя юридическая ситуация прямо противоположна: в исламских странах гомосексуальные отношения уголовно наказуемы, в то время как в Израиле и в большинстве христианских стран уголовное наказание за гомосексуальные отношения отменено.

См. также

Библиография (на английском)

  • Khaled El-Rouayheb, «Before Homosexuality in the Arab-Islamic World, 1500-1800», Chicago, 2005
  • J.W. Wright, «Homoeroticism in Classical Arabic Literature», New York, 1997
  • Arno Schmitt and Jehoeda Sofer (eds.), «Sexuality and Eroticism Among Males in Moslem Societies», Harrington Park Press, 1992

Ссылки (на английском)


Эта страница использует содержимое раздела Википедии на русском языке. Оригинальная статья находится по адресу: Гомосексуальность и ислам. Список первоначальных авторов статьи можно посмотреть в истории правок. Так же, как и в этом проекте, тексты, размещённые в Википедии, доступны на условиях GNU FDL.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики