Фэндом


Файл:Blag2.jpg

Массовое избиение в Благовещенске — акция сотрудников правоохранительных органов в башкирском городе Благовещенске и прилежащих населенных пунктах с 8 декабря по 14 декабря 2004 года, в ходе которой были задержаны от 500 до 1500 мужчин и подростков (2,5% населения города) (по версии СМИ и правозащитников) причем многие из них избиты [3][4]. По официальным данным пострадали 342 человека, из них у 197 человек были зафиксированы травмы от побоев [5].

Предыстория конфликта

Президент Башкирии и его окружение часто обвинялись в подавлении независимых СМИ и создании авторитарного режима в республике [6][7]. Так официальными властями Башкортостана преследовались: радиостанция «Титан», газеты «Вечерний Нефтекамск» и «Отечество». Главные редакторы оппозиционных газет подвергались уголовному преследованию. После публикации материалов о «кровавой зачистке» (так «операцию» назвало население Благовещенска) была уволена журналистка Вероника Шахова. После 17 лет правления под контролем Рахимова оказались министерства внутренних дел и ФСБ, прокуратура и суды, Совет безопасности республики и Государственный контрольный комитет[8]. Подобные благовещенской зачистке акции проводились ранее в Салавате и Чишмах[9], но число жертв в тех случаях было небольшим.

Правозащитник Игорь Калягин утверждает, что одной из причин избиения мог послужить тот факт, что Благовещенск был в числе немногих городов, проголосовавших на президентских выборах против Муртазы Рахимова (президент набрал меньше голосов чем графа «против всех»), а башкирский президент уже и ранее применял к городу меры, которые можно расценить как коллективное наказание [10].

Зачистка была проведена башкирским ОМОНом, который в основном «работает» за пределами республики (на момент публикации материалов ОМОН был в Чечне) [11].

На федеральном уровне за «кровавую зачистку» ответственность несут руководители МВД (в данном случае Грызлов) отдавшие приказы о чрезвычайных действиях на территории РФ (приказы санкционируют незаконное интернирование граждан в не предусмотренные законом фильтрационные пункты, а также, под предлогом пресечения беспорядков, расстрел - без суда и следствия), нарушающие констутуцию России [12]. Власть, принимающая такие приказы, была названа правозащитниками «преступной полицейской диктатурой» [13].

Официальная версия

Версия башкирского руководства несколько раз изменялась в зависимости от того, сколько информации просачивалось за пределы Башкирии и самого города Благовещенска. В городе на время зачисток был фактически введен комендантский час[14].

Согласно официальной версии, в Благовещенске было проведено профилактическое мероприятие, вызванное разгулом криминальных элементов. Поводом для него послужил инцидент 8 декабря 2004 года, когда при попытке милиционеров арестовать трех подвыпивших местных бизнесменов, те оказали активное сопротивление. К ним присоединилась толпа численностью до 50 человек, избившая милицейский наряд, в результате чего нескольких милиционеров пришлось госпитализировать [15]. Позднее официальные лица перестали употреблять выражения «озверевшая толпа» и «черепно-мозговые травмы», а госпитализация милиционеров оказалась преждевременной[16].

Вслед за тем милиция «провела в городе профилактические мероприятия. В частности, произвели проверку работы паспортно-визовой службы, общежитий, мест возможного нахождения лиц, совершивших или готовящих преступления». В ходе этих мероприятий был установлен ряд нарушений и по этим фактам составлено 280 административных протоколов. Зачинщики драки — три местных бизнесмена — установлены и арестованы. [17][18]. Впоследствии один из милиционеров (обвинённый коллегами в подкупе) публично заявил, что дали свои показания под давлением и никакого избиения не было [19][20].

Также официальными лицами Благовещенска 16 дней после зачистки приводились сведения, что операция была необходима в связи с ростом преступности в Благовещенске, достигшим уровня 200 % [21]. При этом неизвестно, учитывалось ли в данных подсчетах задержание около 500 (по данным правозащитников 1500) человек при зачистке, т.к. в статистике идет речь о 280 делах заведенных после событий 12 февраля. Также остается совершенно неизвестным, о каком промежутке времени идет речь в данной статистике [22]. По данным благовещенского отделения движения «За права человека» и «Новой Газеты», использовавших статистику по судам первой инстанции Благовещенского района за 2003—2004 года картина прямо противоположная — уровень преступности в Благовещенске за 2004 год наоборот снизился, а количество грабежей вообще упало в четыре раза [23][24].

28 декабря 2004 прокурор Башкирии сообщил, что ему ничего не известно о пострадавших в результате действий сотрудников милиции в связи с отсутствием заявлений от этих пострадавших. Как отметил прокурор, "если такие заявления поступят в прокуратуру, они обязательно будут внимательно проверены, если факты подтвердятся, прокуратура будет действовать". Между тем правозащитники заявляли о нарушении прав жителей Башкирии со стороны милиции во время проведения спецоперации. [25].

Итоги «операции» подвёл заместитель министра внутренних дел Башкирии по следствию генерал Смирнов [26].

Версия СМИ

Начало конфликта

Официальным поводом для конфликта послужило задержание 8 декабря 2004 года около 23.00 недалеко от бара «Виктория» трех известных биснесменов города Благовещенска. По данной версии инцидент носил следующий характер: Олег Катаев и Виктор Героев (обвинявшие главу городской администрации Анфаса Нуретдинова в коррупции и стремлении поставить под свой контроль весь бизнес в городе, а также выпускавшие независимую газету «Зеркало»), а также бизнесмен Ренат Иланов и беременная жена Катаева, были остановлены тремя милиционерами (сержантами Гасиным, Чистяковым, Мифтаховым) для проверки документов. У Героева паспорта не оказалось. В ходе возникшего спора Мифтахов сильно толкнул беременную жену Катаева, что привело к драке. Позднее Катаев утверждал, что один из милиционеров объяснил ему, что милиционеры хотели таким образом вынудить их дать взятку в размере 50 рублей [27].

Конфликт был урегулирован благодаря появлению жены Героева (депутата горсовета) и местного участкового майора Фадеева, а возбужденного Мифтахова его собственные товарищи насильно втолкнули в машину и увезли. При этой сцене присутствовало несколько человек, никак не вмешивавшихся в происходящее; факт существования толпы и ее нападения на милиционеров не подтвержден ни одним свидетелем. При этом следствие даже не предприняло попытки установить личности лиц, участвовавших по его версии в нападении (кроме трех бизнесменов). Согласно версии милиционера Чистякова, изложенной им впоследствии, «люди из числа прохожих» вступились за бизнесменов и активно препятствовала их аресту, однако без применения насилия, оттирая от них милиционеров; никакой драки не было [28]. Позднее в официальных заявлениях перестали употребляться выражения «озверевшая толпа» и «черепно-мозговые травмы» [29].

Согласно позднейшему заявлению самого Чистякова, на следующий день Чистяков, Гасин и Мифтахов по настоянию начальника ГРОВД, заявившего, что необходимо открыть уголовное дело на бизнесменов, и подробно проинструктировавшего их, что и как говорить — явились в больницу, жалуясь на головные боли. Их продержали в больнице неделю и поставили диагноз «сотрясение головного мозга», однако же не подтвержденный невропатологом [30]. По утверждениям врачей благовещенской больницы, никакой необходимости в госпитализации милиционеров не было, их госпитализировали по личному указанию главного врача [31].

Впоследствии Чистяков утверждал, что дал первоначальные показания против бизнесменов под давлением руководства и никакого избиения не было [32][33][34][35] [36]. Чистяков вскоре после событий подал рапорт об увольнении и письменно заявил, что никаких претензий к бизнесменам не имеет; после чего, по его словам, сотрудники ГРОВД и УСБ под угрозой ареста заставили его подписать ложное заявление, будто Катаев предлагал ему деньги за то, чтобы замять дело[37].

Согласно версии МВД Башкирии, Чистяков был подкуплен. [38] Представитель МВД утверждал, что у министерства имеется письменное признание одного из пяти пострадавших милиционеров, согласно которому ему и его товарищам предлагали изменить свои показания в пользу подозреваемых за 150000 рублей [39]. По утверждению начальника отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры РБ Алексея Касьянова, «в деле имеются показания более десяти свидетелей, которые подтверждают факт нанесения телесных повреждений сотрудникам милиции. Вразрез с этими показаниями идут свидетельства близких и родственников подозреваемых...» [40]

Милицейская зачистка

Прибывший в город заместитель министра внутренних дел Башкирии по следствию генерал Смирнов после совещания с руководителем городской администрации принял решение о вызове в город ОМОНа. Соответствующий приказ отдал его начальник, министр внутренних дел Башкирии генерал Диваев.

О действиях сотрудников милиции в Благовещенске впервые сообщила в эфире радиостанции «Эхо Москвы» журналист Юлия Латынина 25 декабря [41]. Затем последовали публикации в «Новой Газете» и программы на радио «Свобода». Благовещенск посетили российские правозащитники Лев Пономарев (Движение «За права человека») и Людмила Алексеева (Московская Хельсинкская группа).

Хроника зачистки

Зачистки начались с погромов заведений, принадлежавших Катаеву и Героеву 10 декабря 2004 года [42]. В период с 10 по 12 декабря зачистка была проведена в селах: Ильино-Поляна, Верхний Изяк и Удельно-Дуваней [43].

  • 10 декабря. Отряд ОМОНа прибыл по приказу Рамазанова и был размещен в подведомственом отеле «Березка», начальником ГРОВД создан оперативный штаб спецоперации. Совершены облавы в микрорайоне ГАЗ, задержаны и избиты 4 подростка. В 16:00 оцеплен рынок города. Людей строили в шерегу, били дубинками, заставили отключить мобильные телефоны, затем погрузили в фургоны. Ближе к вечеру милиция стала «зачищать» территорию возле улицы Седова (центр города), а затем рабочие окраины.[44]
Blag4.jpg

Жертва благовещенского избиения Андрей Расческов показывает послеоперационный шрам. Власти не признали его потерпевшим [1]

18-летний Саша Кулаков расказывает следующее:

Люди стояли вдоль стен в фойе, коридорах и даже на лестницах. Нас отвели в подвал и тоже поставили лицом к стенке

Человек лбом упирался в стенку, ноги строго на ширине плеч, на расстоянии метра от стены, спина максимально изогнута, руки за головой. 
Далее НГ описывает избиения задержанных:
Дениса Соколова увезли на «скорой» прямо из «темной» комнаты — парень держался до последнего и потерял сознание во время экзекуции. <...> Алексея Расчесова отделали еще в автобусе так, что пробили ему мочевой пузырь. В дежурку волокли уже за волосы и тут же увезли в реанимацию. По утверждению оперировавшего его доктора Салимгареева, парень останется инвалидом на всю жизнь.[45].
  • 11 декабря - с 14.00 до 17.00 проведен рейд по двум общежитиям: "речников" №2 и БВК. Алию Мудалисову, 10 лет один из милиционеров задел прикладом по голове, родители были на работе [46].
Вечером облава проводилась в районе ул. Седова. С 20:00 было оцеплено село Бедеева Поляна, в 22:30 проведена операция в селе Верхний Изяк, в 23:30 оцеплено село Ильино-Поляна, в 22:40 оцеплен дом культуры в селе Удельно-Дуваней. Подростков на сельских дискотеках избивали, отнимали деньги, драгоценности и мобильные телефоны, а затем везли в подвал ГРОВД. Там экзекуции продолжались, одну беременную женщину били в живот, А.С. Шатанов после 2 задержания за время зачисток вскрыл себе вены [47].
  • 12 декабря - зачистка в микрорайонах Инза и ГАЗ, центре города, далее в вышеназванных селах и селе Верхний Изяк, где жестоко избили ученика 10-го класса Вилю Ахметянова. Издевательства в подвале ГРОВД продолжились и на этот день. По свидетельствам очевидцев одному мужчине сломали ребро, у другого отобрали зарплату (5 тысяч рублей) и стали избивать.
  • 13 декабря - выборочные рейды по городу. Жестоко избит близорукий ребенок-астматик Дьяконов Олег. Повторная облава в кафе города и близлежащих селах. Задержаных заставляют подписывать пустые бланки и кричать «Я люблю милицию» как это было и во все предыдущие дни.
  • 14 декабря - единичные факты задержания. В 12:00 милиция стала избивать на улице подростков 12-14 лет. Сына вступивщейся за детей женщины силы порядка также забрали, а ее саму избили дубинкой. Вечером ОМОН уехал [48].

Журналист Юлия Латынина, первая рассказавшая о событиях в Благовещенске в эфире «Эха Москвы», утверждает, что располагает письмами пострадавших, зачитав отрывки из них [49].</blockquote>

Избиения, по мнению ряда журналистов и правозащитников, продолжались на протяжении четырех дней и захватили не только город, но и окрестные села. Среди избитых были инвалиды и подростки [50].

Согласно версии правозащитников, в ходе операции были задержаны полторы тысячи человек [51]. Все 4 дня, когда происходило избиение, заместитель министра внутренних дел Башкирии по следствию генерал А.Смирнов оставался в городе.

Нормативная основа действий ОМОН и милиции

Милицейская операция в Благовещенске проводилась согласно документу под названием "Решение № 57/2 руководителя оперативного штаба отдела внутренних дел г. Благовещенска и Благовещенского района РБ. «На проведение силовых мероприятий с целью пресечения массовых беспорядков», который предусматривал меры на случай «массовых беспорядков», вплоть до убийства «преступников». Этот документ, в свою очередь, был создан на основе более общего документа, получившего наименование "Приложение № 1 к приказу МВД России от 10 сентября 2002 г. № 870 дсп «Наставление по планированию и подготовке сил и средств органов внутренних дел и внутренних войск МВД России к действиям при чрезвычайных обстоятельствах» и подписанного министром внутренних дел РФ Борисом Грызловым. [52]. Этот приказ стал известен после событий в Благовещенске, и правозащитники попытались его опротестовать; но Минюст [53] и Генеральная Прокуратура [54] РФ признали его законным. По словам представителя Минюста, «проблема была не в приказе, а в практике его применения».

По мнению юриста Сергея Пашина, приказ № 870 дсп не может создавать «правовую основу для массовых избиений», так как согласно статье 15 Конституции РФ "любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения" [55].

Однако по мнению правозащитников, а также адвокатов подсудимых милиционеров [56] именно этот приказ стал поводом для массовых избиений; приказ неформально предоставляет практически неограниченную власть силовым органам (предписывая устраивать «фильтрационные пункты» и даже «ликвидировать бандитов по месту сбора банды») в случае возникновения «чрезвычайных обстоятельств», причём право определять — какие обстоятельства являются «чрезвычайными» и кто является «бандитом» — МВД оставляло за собой [57] [58][59]. Таким образом приказ нарушает конституцию, УК РФ и УПК РФ, неформально предоставляя милиции право на действия, обыкновенно возможные лишь в случае введения чрезвычайного или военного положения [60]. Правозащитники также говорят о том, что:

Тайные приказы МВД о чрезвычайных действиях - угроза конституционному строю [61]

По мнению юриста, представителя администрации Эвенкийского округа в Совете Федерации Юрия Шарандина "в этом документе есть неграмотные формулировки. Но замените слова «бандиты» и «банда» на слова «предполагаемые преступники» или «фильтрационный пункт» на «место для содержания задержанных в административном порядке», и неграмотность исчезнет, а содержание приказа не изменится. До введения президентом чрезвычайного положения все конституционные права граждан действуют в полном объеме. И пока не найдены пункты, ущемляющие права человека, к этому документу претензий не может быть." [62].

Еще одним основанием для необычайно жесткой операции ОМОНа явилось решение №57/2, подписанное 13 февраля 2004 года начальником Благовещенского ГРОВД полковником милиции Бикбулатовым: «На проведение силовых операций в целях пресечения массовых беспорядков» (существует мнение, что он является разработкой грызловского приказа)[63][64].

Cуд

По результатам расследования были возбуждены уголовные дела против семи милиционеров, среди которых: начальник Благовещенского ГРОВД подполковник Ильдар Рамазанов, заместитель начальника городского угрозыска майор Олег Шапеев и т.д. [65].

После скандала Генеральная Прокуратура РФ возбудила уголовное дело по факту благовещенских событий. Потерпевшими был признан 341 человек [66]. Однако, как заявил прокурор Башкирии Александр Коновалов: «Значительная часть сотрудников милиции, в частности, сотрудников отряда милиции особого назначения, которые, в основном, и причиняли вред гражданам, остались не установленными. Потому что эту „героическую акцию“ они провели в масках» [67]. В результате под суд было отдано 8 человек: начальник Благовещенского ГРОВД подполковник Ильдар Рамазанов, зам. начальника городского угрозыска майор Олег Шапеев, оперуполномоченный угрозыска лейтенант Айдар Гильванов, участковомый Виль Хаматдинов, командир оперативного отряда уфимского ОМОНа Олег Соколов, заместитель начальника милиции общественной безопасности Благовещенска майор Олег Мирзин, старшина Благовещенского ГРОВД прапорщик Юрий Головин и сотрудник изолятора временного содержания ГРОВД прапорщик Сергей Фомин. Им были предъявлены обвиянения в превышении должностных полномочий (ст. 286). В отдельное производство были выделены дела еще двух милиционеров (участковых Альберта Султанова и Василия Жукова), обвиненных в служебном подлоге (ст. 292), в котором их уличили правозащитники, и злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 286) [68]. Суд должен был открыться в сентября 2005 г., но его открытие было перенесено на месяц; в марте 2006 г. Благовещенский райсуд вынес решение о возврате материалов дела со стадии судебного разбирательства назад в прокуратуру и разделении его на два — относительно руководителей операции и рядовых участников. Суд мотивировал требование тем, что восемь подсудимых милиционеров и их адвокаты по разным причинам неоднократно срывали заседания суда, и разделение дела на две части поможет вести процесс более продуктивно [69]. Все это время большинство обвиняемых продолжали исполнять свои прежние должностные обязанности [70][71]

Изо всех лиц, имевших отношений к благовещенским событиям, к началу 2007 г. были осуждены только бизнесмены Катаев, Героев и Иланов. 31 декабря 2006 г. им был оглашен приговор, по которому Героев получил 2,5 года лишения свободы, Катаев и Иланов — по 3 года условно [72].

Утверждения о давлении на пострадавших и их отказ от претензий

После событий некоторые граждане заявили, что дали показания под влиянием эмоций и взяли показания обратно. Однако по утверждениям Льва Пономарева, журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, убитой 7 октября 2006, и др., на пострадавших правоохранительными органами оказывалось массированное давление. По словам Политковской, существует множество заявлений в милицию.[73] Тех, кто отказывался забирать заявления, и даже их родителей, увольняли с работы.[74] Благовещенская журналистка Вероника Шахова заявила, что давление на пострадавших оказывал глава администрации Анфас Нуратдинов; по домам ходили некие лица, предлагавшие деньги за отказ от претензий. Адвокат потерпевших Станислав Маркелов заявил, что:

потерпевшие подвегаются давлению со стороны неких эмиссаров, заявляющих, что представляют интересы обвиняемых и предлагающих деньги и другие блага за отказ от претензий и от услуг московского адвоката. Те, кто отказывался от посулов, получали угрозы. В результате один из подзащитных Станислава Маркелова был вынужден уехать за пределы республики.
[75][76]

По сообщениям СМИ, Шаховой и правозащитников, давление на пострадавших оказывал и бывший правозащитник, Бикбулатов: он предлагал потерпевшим взятки: «от наличных в 50 тысяч рублей до сотовых телефонов, плееров, и поездок на экскурсию в Москву. Деревенским предлагал вещи. Одному из серьёзно пострадавших Бикбулатов даже предлагал квартиру. Когда ему сказали: "Хорошо, давайте обсудим эту ситуацию. Но пусть при разговоре присутствует наш адвокат", - Бикбулатов исчез».[77]

В конце 2005 года пострадавшие в массовом порядке стали писать заявления отказного характера. Политковская приводит образец одного из таких заявлений, где автор сожалеет о своих показаниях.

«…я сгоряча дал показания о том, что меня четыре раза ударили дубинкой когда шум перевалил (цитируется в соответствии с оригиналом. — А. П.) за границы нашей республики мне стало стыдно за мой поступок я хочу сделать чистосердечное признание что первый раз я написал объяснительную поддаваясь эмоциям. Второй раз я не придавал серьёзности моего объяснения тоже…. Прошу вас принять во внимание мои чистосердечные признания… Надеюсь оно поможет в справедливости этого вопроса…».

Политковская приводит результаты опроса (с неизвестной репрезентативностью выборки), проведённого бывшим редактором благовещенской газеты «Зеркало» Вероникой Шаховой. На вопрос «Можете ли вы или ваши близкие пострадать от произвола правоохранительных органов?» — 64 % анонимно ответили: «Я уже пострадал», 32 % — «Не исключаю такой возможности» и только 1 % сказал: «Нет, я не могу пострадать от произвола правоохранителей» [78].

Шахова была уволена из газеты (принадлежавшей предпринимателям) после того, как в газете появился ряд её материалов, посвящённых избиению.

Общероссийский и международный резонанс

Рекция правозащитников

По словам Людмилы Алексеевой, избиение — это не случайность, а признак установившейся в Башкирии практики: по количеству жалоб на нарушения прав человека Башкирия из российских регионов уступает только Чечне, основные жалобы — на действия милиции и лично министра Диваева. Аналогичные благовещенской зачистки происходили и в других городах, например Салават и Чишмы.

Лев Пономарёв так сформулировал основные выводы правозащитников:

(…)Мы считаем, что полную ответственность, прежде всего уголовную, должны нести те, кто отдавал приказы. Это прежде всего заместитель министра Анатолий Смирнов, который руководил все эти дни действиями ОМОНа. Это — глава района Нуретдинов, который 8 января на встрече с жителями города заявил, что инициатором вызова ОМОНа был именно он. И это, безусловно, министр Диваев, который подписал приказ об использовании ОМОНа против мирных людей.

Далее. Есть факты и свидетельства, что в одной из комнат РУВД действительно насиловали девушек. (…) Мы требуем уголовного преследования главного врача районной больницы, который несет ответственность за исчезновение регистрационного журнала. Мы требуем завести отдельные уголовные дела на тех официальных чинов, которые ходят сегодня по квартирам людей и угрожают им, требуя молчать. У нас есть целый список на этих лиц — во главе с начальником районной милиции[79].

Реакция ПАСЕ

Доклад правозащитников с этими выводами был послан в ПАСЕ. ПАСЕ со своей стороны выразила беспокойство массовым нарушением прав человека. Западные парламентарии увязывают трагедию, происшедшую в Башкирии, с чеченской проблемой, поскольку по их мнению неадекватность поведения сотрудников милиции может быть связана с тем, что опыт внесудебных расправ и привычку к ним они приобретают именно на Северном Кавказе [80]. В докладе ПАСЕ о выполнении Россией своих обязательств перед этой организацией, Благовещенск фигурировал как один из наиболее вопиющих примеров нарушения прав человека в РФ[81].

Акции протестов

В конце февраля 2005 г. в Башкирии состоялось сразу несколько акций протеста против милицейского произвола в Благовещенске. [82] 26 февраля состоялась акция протеста оппозиции в Уфе, по оценке милиции в ней приняли участие 2 тысяч человек, хотя организаторы подавали заявку на 30 тысяч; митингующие вышли с оранжевыми ленточками [83] [84] Участники требовали отставки президента Рахимова и министра Диваева. «Отставка министра Диваева на сегодняшний день из плоскости чисто административной перешла в плоскость политическую», — заявил руководитель регионального отделения Общероссийского общественного движения «За права человека» Ильдар Исангулов. По его словам, «Диваев является стержнем режима Муртазы Рахимова. Он покрывает хищения нефти, которые существуют в Башкирии. Мы располагаем документами, которые свидетельствуют о том, что в действиях Рахимова есть состав преступления, предусмотренный Уголовным кодексом». Журналист Новой газеты М. Хайруллин сказал: «Мы хотим свергнуть режим Муртазы мирным путём, так, как это произошло на Украине. Поэтому, и в знак солидарности выйдем на митинг с оранжевой символикой»

Параллельно прошёл митинг националистов («серых волков») и сторонников милиции. По словам начальника отдела общественных связей МВД Башкирии Руслана Шарафутдинова, в нём принимало участие 100 человек (по другим оценкам 3-4 тысячи человек). Манифестанты требовали «прекратить травлю башкирского МВД и дать милиции нормально работать». [85] [86]

25 марта состоялась новая крупная акция протеста в самом Благовещенске; участники митинга потребовали привлечь к ответственности виновников декабрьских событий, [87]

15 июля 2005 г. состоялась акция протеста против милицейского произвола в Москве, которую провели представители партии «ЯБЛОКО», комитета «За Гражданские Права», Московской Хельсинкской Группы и общественного движения «Гражданское Сопротивление». На митинге были лозунги: «Фашисты вон из МВД», «Деваева — под суд!», «МВД Башкирии — гестапо сегодня», «Нургалиев! Остановите милицейский произвол в Башкирии!». Митингующие требовали немедленной отставки Рафаила Диваева, а также расследования фактов коррупции в МВД Башкортостана. На акцию приехали матери, чьи дети были убиты сотрудниками правоохранительных органов Башкирии[88]

Реакция Уполномоченного по правам человека в РФ

Владимир Лукин охарактеризовал зачистку как самый вопиющий факт беззакония, с которым ему пришлось столкнуться за последние 8 лет. Он также подчеркнул, что ответственность должны нести руководители беззакония, а не стрелочники. [89][90].

Реакция башкирских властей

Файл:Президент Республики Башкортостан Муртаза Губайдулович Рахимов.jpg

Власти, по утверждениям «Новой Газеты», попытались «закрыть» Благовещенск: вокруг города были выставлены посты, идущая в город почта перлюстрировалась (проверялась), все телефонные переговоры прослушивались, по домам пострадавших ходили милиционеры и угрожали [91].

10 февраля 2005 состоялась внеочередная сессия парламента Башкирии, на которой также присутствовали президент, министр внутренних дел и прокурор Башкирии. Президент Муртаза Рахимов предложил подать в суд на ряд средств массовой информации за использование недостоверных фактов при освещении милицейской операции, прошедшей в Благовещенске. При освещении этих событий, по мнению главы республики, некоторые СМИ использовали недостоверные факты, стремились опорочить МВД и политическое руководство Башкирии. По мнению башкирского президента, журналисты дезинформировали общественность о событиях в Благовещенске и помешали объективному расследованию событий. В частности, по данным прокурора Башкирии Михаила Залепукина, не подтвердились распространенные СМИ сведения о применении милиционерами сексуального насилия в отношении девушек, задержанных в ходе операции. Муртаза Рахимов предложил МВД Башкирии подать иск в суд за оскорбление чести и достоинства. Однако он не назвал конкретные издания, распространявшие, по его мнению, недостоверную информацию [92][93]. Парламент Башкирии признал, что проведенная в Благовещенске милицейская операция была обоснована, но в ходе неё допущены факты превышения сотрудниками милиции своих полномочий. Президент Башкирии Муртаза Рахимов заявил, что "наказание должны получить и милиционеры, которые превысили свои полномочия, и прежде всего те, кто напали на милицию. Нигде в мире такого нет" [94].

После обвинений СМИ Рахимовым последовали заявления генерала Диваева [95] и председателя Госсобрания и члена Совета безопасности Башкирии [96] Константина Толкачева. Толкачев в своем заявлении обвинял правозащитников и независимые СМИ в спекуляциях, назвал применение ОМОНа излишним, а также заявил, что «права граждан нарушены однозначно» :[97]

Салават Хазимов, заместитель председателя Государственного собрания Башкирии сказал: «этот пресс по отношению к милиции продолжается. Есть случаи, когда милиционеров уже избивают, милиционер уже боится выйти на улицу». При этом он не назвал имен милиционеров [98].

Башкирский ОМОН подал в суд на местную оппозиционную газету «Зеркало», которая первой рассказала о событиях в Благовещенске. За 999 экземпляров газеты он требует 1 000 000 рублей. С иском в суд каждый в полмиллиона против другой редакции обратились ОМОН и генерал Смирнов (бывший заместитель министра внутренних дел). В суд омоновцы не явились, т.к. находились в Чечне [99].

Было также опубликовано письмо благовещенских милиционеров, в котором они заявили о намерении провести голодовку в знак протеста против нарушения их прав. В их письме говорилось: «Третий месяц идет специально организованная кампания, в которой нас изображают настоящими монстрами, насильниками и убийцами. Сотрудников МВД в Благовещенске открыто оскорбляют, криминальные элементы делают что хотят, а мы не может пресечь их незаконные действия без того, чтобы не услышать крик о нарушении прав человека». [100] Обещанная милиционерами голодовка не была проведена. Также пресс-служба МВД республики заявила, им ничего не известно о намерении провести забастовку [101].

Год спустя после «операции» пресс-секретарь МВД Руслан Шарафутдинов сказал, что большинство из задержанных регулярно нарушали общественный порядок, были постоянными посетителями питейных заведений, а также безработными. Также 20 из пострадавших были осуждены за 2005 год благовещенским судом за кражи, изнасилования, разбои, грабежи, убийства. Некоторые из обвиняемых утверждают, что дела сфабрикованы и милиция их преследует за дачу показаний против милиции во время зачистки [102].

Роль Бикбулатова в благовещенских событиях

Бывший правозащитник, с 2003 года по июнь 2005-го являвшийся координатором движения «За права человека» в Башкирии [103], Вячеслав Гасимович Бикбулатов по утверждению Шаховой, адвокатов потерпевших, а также самих потерпевших и правозащитников, пытался подкупить пострадавших (предлагал машину, поездки в Москву, одежду для деревенских жителей), а позднее прилагал все усилия для очернения своих бывших коллег [104].

Так в декабре 2005 года Бикбулатов [105], сделал заявление в программе «Время», где утверждал, что действия правозащитников являлись спланированной Березовским акцией, направленной против главы МВД Башкирии [106]. Доказательств своих высказываний Бикбулатов так и не смог привести, документ, который он предъявлял был объявлен фальшивым [107][108]. Бикбулатов также обвинил во лжи журналистов «Новой Газеты» [109] и подверг администрацию Благовещенска критике за то, что она по его словам потакала «правозащитному шабашу»[110].

Пономарёв подал в суд на Первый канал Российского телевидения, обвинив программу «Время» в клевете[111]. Останкинский суд Москвы счёл информацию программы «Время» не соответствующей действительности и обязал телекомпанию опровергнуть её в выпуске программы «Время», официально извиниться перед Пономарёвым и выплатить ему 5 тысяч рублей в качестве компенсации за моральный ущерб [112].

По мнению Льва Пономарёва провокация «была спланирована прокремлевскими кругами под давлением силовиков» и преследовала две основные цели: дискредитацию правозащитников в преддверии рассмотрения законопроекта об общественных организациях и отражение атак на Рафаила Диваева и Анатолия Смирнова [113].

Отношение населения к милиции после Благовещенска

В 2005 году сразу после событий в Благовещенске был проведен опрос (неизвестной организацией), согласно которому [114] [115] [116] [117] [118]:

  • 41% россиян опасаются представителей правоохранительных органов больше, чем представителей криминалитета;
  • В Москве страх перед милицией испытывают более половины жителей (56%);
  • Более 80% россиян считают очень серьезной проблему произвола и беззакония милиции;
  • 3% опрошенных заявили, что проблемы неправомерных действий правоохранительных органов в современной России не существует;
  • 59,4% участников опроса заявили, что не надеются на российское судопроизводство.

По данным опроса Левада-центра за 2005 год, к правоохранительным органам относятся:

С опасением 23% опрошенных и скорее с опасением – 46%; определенно доверяют им только 2% опрошенных. 68% считает, что они или их близкие могут пострадать от произвола правоохранителей, 2% заявили, что уже страдают, 21% считают, что это маловероятно и 3% - что это исключено. 49% чувствуют себя слабо защищенными от произвола, 29% - совершенно не защищенными, 13% - хорошо защищенными и 2% - полностью защищенными. 16% считает, что в случае, если они станут жертвами произвола правоохранительных органов, прокуратура и суд определенно их не защитят; 39% - скорее не защитят; 28% - скорее защитят и 6% - определенно защитят [119].

Последствия милицейской зачистки

Blag1.jpg

Акция протеста жертв избиения в Благовещенске. Съемки RTV

В результате, в июне 2005 г. жертвами Благовещенского и других избиений было создано движение «Россия избитая»[120].

Лев Пономарёв полагает, что "по всей стране идет тотальное «оборзение» милиции, истоки которого следует искать в политике. Угрозы со стороны силовиков типа «Мы вам еще покажем, кто есть власть!» начались аккурат перед вторым президентским сроком Путина. Сначала пошли массовые избиения в колониях, а теперь люди в погонах переключились на мирные города, потому что чувствуют: пришло их время" [121].

Аналогичное мнение высказывают и сами жертвы избиений в обращении движения «Россия избитая», утверждая, что «карательный опыт Чечни оказался перенесен в глубь России» и началось это со второго президентского срока президента Путина[122].

Благовещенск является не единственным примером массовой милицейской «зачистки» на территории России (без учета Северного Кавказа). Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, приводит по материалам СМИ и интернет-сайтов следующую хронику милицейского произвола [123]:

  • Село Таборы Таборинского района Свердловской области oсенью 2004 г.
  • Бежецк Тверской области: 24 ноября 2004 года и с 3 по 4 марта 2005 года;
  • Село Рождествено Калининского района Тверской области 23 февраля 2005 года;
  • Красноярск. 12 марта 2005 года;
  • Село Ивановское Кочубеевского района Ставропольского края в ночь на 12 июня 2005 года;

Благовещенские события в песенном творчестве группы «Люмен»

Благовещенское избиение стало темой песни уфимской рок-группы «Lumen» «02.(Благовещенск)», вошедшей в ее альбом «Свобода».


Мы доверяли им свой покой,
Но ниточка доверия порвалась.
Они должны защищать нас с тобой,
А они защищают свою власть.
Но есть одна причина по которой им
За Благовещенск и подобное, нет прощения.
Как могут нарушать закон, люди
У которых есть право стрелять на поражение.


См. также

Ссылки


Эта страница использует содержимое раздела Википедии на русском языке. Оригинальная статья находится по адресу: Массовое избиение в Благовещенске. Список первоначальных авторов статьи можно посмотреть в истории правок. Так же, как и в этом проекте, тексты, размещённые в Википедии, доступны на условиях GNU FDL.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики